Слово Патриарха о взаимопомощи

  • Печать

ЗА православие

Удивительно Евангельское повествование о том, как милосердный самарянин помог тому, на кого напали разбойники (Лк. 10:25-37). ...Совершение добрых дел превращает людей, не знающих друг друга, отдаленных друг от друга, в ближних. Ради чужого человека тяжело чем-то жертвовать, а вот ради ближнего пожертвовать уже можно. Но ближний познается не по родословной, не по записям в паспорте, а по опыту жизни. Когда мы делаем друг другу добро, мы становимся ближними, а ради ближнего можно сделать очень многое. Что же означает, когда люди, не являясь родственниками и даже знакомыми, начинают делать друг другу добро? Это означает, что общество становится солидарным, объединяясь вокруг скорби каких-то людей.

Чтобы сделать свою мысль совсем понятной, я сошлюсь не на далекие примеры двухтысячелетней давности и даже не на эту евангельскую историю. Сошлюсь на события наших дней: страшное наводнение в Крымске или беспрецедентное затопление Дальнего Востока. Люди совершенно незнакомые стали оказывать друг другу помощь, начали собираться средства. Значительные средства были собраны Церковью, и я сердечно благодарю все приходы, всех вас, мои дорогие, хоть кто копеечку пожертвовал на помощь тем далеким, для вас не ближним, но становящимся ближними людям, во имя которых совершается доброе дело.

Наше общество и особенно наша молодежь подвержена искушениям, о которых мы хорошо знаем. Иногда нам кажется, что натиск безнравственности, опустошающий человеческую душу, разрушающий всякие идеалы, превращает людей в некие атомы, не связанные друг с другом, что атомарность общества разрушает его единую структуру, что эгоизм, себялюбие, потребительство, наслаждение благами, попытки достичь материального достатка и сверхдостатка любыми путями разрушают социальные связи.

Когда мы так думаем или говорим, мы говорим правду. Нет большего эгоиста, чем тот, кто обогащается за счет других, кто делает других бедными, несчастными, лишает зарплаты, работы. Нет большего эгоиста, чем тот, кто увеличивает счет в банке и свое благополучие за счет несчастья и слез людей, за счет опустошения душ человеческих, за счет разрушенных семей, за счет погубленных детей. В какой-то момент многим из нас кажется, что в обществе начались процессы необратимые, что этот распад на атомы невозможно предотвратить. И вдруг происходит событие, требующее солидарности, будь то Крымск или Дальний Восток, и мы видим, как люди, кровно совершенно не связанные с теми, кто пострадал, едут, становятся добровольцами, встают в одну шеренгу, под страшным ветром защищая своими телами дамбу на берегу Амура.

А сколько денег собиралось людьми, которые вообще никогда на Дальнем Востоке не были, которые, может быть, не могут с первого раза реку Амур на карте найти! Но сопереживание, сострадание приводят человека к действию, которое в конце концов оборачивается тем, что дальние, неизвестные становятся ближними. А если ближними, то, стало быть, речь идет уже о реальной человеческой общности - общности, которую мы называем человеческим обществом. Общность и общество - это слова, имеющие один корень. Не может быть другого возрастания в солидарности, как только взаимная помощь и поддержка.

Я специально использую слова, которые люди обычно употребляют вне церкви. А какие слова мы употребляем в церкви? А мы говорим о единстве духа в союзе мира (см. Ефес. 4:3), мы говорим о служении своим ближним, мы говорим о том, что это дела архиважные не только для того, чтобы изменить к лучшему жизнь людей, но и для того, чтобы открыть перед собой двери Божественного Царства. Господь не спросит нас ни о чем ином на Страшном Суде - Он будет спрашивать нас только о том, помогали ли мы ближним своим.

...Мы можем быть сильными, мы можем быть способными защищать друг друга, мы можем быть способными объединяться для того, чтобы решать важные задачи, материальные и духовные, только тогда, когда мы будем чувствовать друг в друге ближнего своего. А опознать ближнего нельзя, как только через сотворение добрых дел. И как замечательно звучат слова Иоанна Златоуста: «Что ты надеешься на то, что Бог даст тебе просимое, если ты не дал своему ближнему?» В самом деле, какое право мы имеем обращаться к Богу и просить: «Господи, помоги мне»? Когда мы так просим, давайте вспомним: может быть, кто-то просил нас помочь ему? За кого-то походатайствовать, кому-то помочь словом и делом, или какой-то, может быть, даже самой незначительной материальной суммой? И когда мы с настойчивостью просим у Бога: «Помоги!», давайте вспомним: помогли ли мы сами кому-нибудь? Если не помогли, нужно остановиться в молитве, потому что такая молитва не достигнет Божиего престола, пойти и сделать доброе дело - либо тем, кого мы ранее отвергли, либо, может быть, тем, кого мы найдем на пути своей жизни. И если, обращаясь к Господу, мы можем сказать: «Господи, помоги мне, ибо и я в меру своих сил, будучи человеком слабым, но по Твоей заповеди живя, помогаю другим людям», - то Господь услышит нашу молитву.

Все удивительно связано - духовное и материальное, молитва и наша повседневная жизнь, слово Божие с его возвышенными заповедями и реальные радости и трагедии. И когда всю эту взаимосвязанность мы воспринимаем через свой духовный опыт, у нас открываются глаза, мы обретаем видение, мы проникаем в смысл человеческого бытия, мы становимся способными выстраивать свою жизнь в соответствии с самым главным законом человеческого счастья - законом любви, который Бог пожелал положить в основу наших человеческих отношений.