С Шекспиром по жизни - Издательский дом "Утро вечера мудренее"

С Шекспиром по жизни

Творчество

В Шекспире мне нравится многое. И то, что его очень не любил Лев Толстой, и то, что его просто терпеть не мог Бернард Шоу. Его также недолюбливали многие другие литераторы со славой поменьше, собраниями сочинений потоньше, чем у Льва Толстого, да и творчеством поскучнее, чем у Бернарда Шоу. По душе мне и тот интересный факт, что Уильям Шекспир, проявив завидную аккуратность и прямо-таки педантичность, родился и умер в один и тот же день, 23 апреля. Его соотечественники, склонные к порядку, тоже, видно, чисто по-английски оценили это и по совокупности заслуг своего земляка-писателя назначили 23 апреля национальным днём английского языка.

Не так давно, в 2016 году в Страдфорде, где родился и похоронен Шекспир, в церкви Святой Троицы произвели сканирование его могилы. Учёные обнаружили, что у скелета уже давно отсутствует череп. Не означает ли это, что голову писатель мог потерять гораздо раньше, не исключено, что ещё и при жизни, в период создания своих бессмертных творений. Отсутствие головы не помешало ему написать одних только пьес в количестве 38 штук… Но и это ещё не всё. Некоторые исследователи по сей день утверждают, что не только головы, но и всего остального Шекспира никогда не существовало. Как бы сказал сам писатель: "Много шума из ничего". Хотя на портретах он изображён всегда при голове, что в общем-то и понятно: какой же это, простите, портрет без головы? Заказчику бы точно не понравилось.
Также ходят упорные слухи, что за Шекспира трудились другие, большей частью представители высших слоёв общества, не склонные, в принципе, к трудовой деятельности. Но основные подозреваемые в шекспирианстве: Королева Елизавета I, философ Френсис Бекон, драматург Кристофер Марло, - всё же не сидели сложа руки и внесли свой посильный вклад в историю Англии, а то и в мировую историю.… Только вот, как в прежние века, так и теперь мало найдётся любителей поработать на чужую славу. При всём сомнительном желании прославлять кого-то ещё, кроме себя, скажем честно, данные особы не имели свободного времени, чтобы сочинять за Шекспира. У них были дела и поважнее: Елизавета I не покладая рук занималась английским Возрождением и, как любая женщина, устройством личной жизни, отваживая от своего трона таких завидных женихов, как наш Иван Грозный, например. Её головной болью были и надоедливая с претензиями на власть родственница Мария Стюарт, и испанская армада, и недобитые по британским городам и весям католики. До Шекспира ли тут? Другой известный деятель Френсис Бекон был сильно озабочен английским материализмом, политикой и особенно личным карьерным ростом, что непременно отразилось бы на творчестве Шекспира и не лучшим образом, поскольку гениальная литература всегда бескорыстна. А Кристофер Марло прожил всего-то 29 насыщенных лет, из которых немало времени посвятил собственной поэзии и драматургии, а ещё больше разгульному образу жизни, с элементами пьянства, содомии, вольнодумия и даже колдовства. В общем получается, что непомерные амбиции и эгоизм помешали многим историческим деятелям взвалить на себя неподъёмную ношу шекспировского таланта.
"Уж если ты разлюбишь, так теперь, теперь, когда весь мир со мной в раздоре…", - пронзительно пела молодая Пугачёва, разбавляя эпоху застоя сонетами Шекспира в переводе Маршака. Как же не вспомнить эти сонеты, над которыми по одной из версий за Шекспира трудилась дочь известного английского поэта Филиппа Сидни, Елизавета, наделённая немалым поэтическим талантом! Надо отметить, что и наш Маршак не подкачал, взял и перевёл все сонеты разом и познакомил взыскательного советского читателя с целым пластом шекспировского поэтического наследия. Сей немалый труд был удостоен Государственной премии в 1948 году. Маршак не на шутку увлёкся Шекспиром и даже опасался, что после смерти потомки могут подумать, что его, как и Шекспира, не было. Дело в том, что терпеливая секретарша Розалия Ивановна якобы теряла его рукописи, хотя он и сам без неё с этим прекрасно справлялся, ведь "человека рассеянного с улицы Бассейной", он про себя написал. Его известное противостояние с Чуковским на англоязычной почве, да и вообще по жизни дало прекрасный творческий результат, ведь ревностное писательское соперничество, как правило, бесследно не проходит. И вот Маршак, сгладив некоторые шероховатости, присущие елизаветинской эпохе, изложил всю неоднозначность шекспировской лирики ясным и понятным языком и получился новый шедевр, который не зазорно и с эстрады спеть. Как мудро сказал один шекспировед: "Поэтический перевод шекспировских сонетов невозможен, если не отойти от них на некоторое расстояние".
Бытует мнение, что в переводах Маршака все британские поэты похожи друг на друга и, к примеру, его Роберт Бернс неотличим от его же Уильяма Блейка или Киплинга, а Шекспир у него такой же, как и все остальные. Но не всё так просто, как в стихах Маршака и как хотели бы видеть некоторые глумливые литераторы. Писатель, кстати, хорошо знавший английский, так легко и доступно переводил, что уже нам и самим всерьёз кажется, что не только сонеты Шекспира, но и почти вся поэзия туманного Альбиона - это наше национальное достояние. Впрочем, претензий к Самуилу Яковлевичу лично у меня никаких нет, а если какие сомнения и были, то улетучились уже давно. И стал мне этот писатель особенно дорог в 2010 году после получения премии имени С.Я. Маршака и медали с его изображением за мои собственные переводы англоязычной поэзии. Так что Маршаком я уже просто горжусь.
Интересно ещё и вот что. Современный носитель английского языка употребляет в своей речи около пяти тысяч слов. Шекспир, родившийся 455 лет назад, в своих произведениях использовал в пять раз больше. Парадоксально то, что предметов и понятий становится всё больше, а употребляемых слов всё меньше. Если мир и дальше будет двигаться в этом направлении, это может привести к тому, что словарный запас скоро сократится до минимума, останутся лишь вещи и понятия. Надобность в литературе отпадёт, а сама изящная словесность будет выглядеть атавизмом. Люди с недоумением станут смотреть на писателей прошлого, которые бесценные мгновения, дни и годы тратили на то, чтобы витиевато выражаться, вместо того, чтобы заниматься реальным делом: продавать, покупать или просто выгодно инвестировать. Но нет худа без добра: великий Шекспир так и останется столпом мировой литературы, и никто его уже не переплюнет - конкурентов, судя по всему, у него не предвидится. И это, пожалуй, единственное, что не может не радовать.

Жанна Камлюк