Слово и дело - Издательский дом "Утро вечера мудренее"

Слово и дело

Социальная ответственность

В российских городах появилась тайная орфографическая полиция

Создателям рекламы, авторам названий магазинов, писателям объявлений теперь нужно быть внимательнее, а некоторым и поучиться на курсах по совершенствованию русского языка: в Москве появилась новая общественная организация "Тайная орфографическая полиция", которая занимается тем, что исправляет орфографические и пунктуационные ошибки на рекламных баннерах и прочих публичных надписях. Правда, нравится это не всем.

Казалось бы: чего же дурного в том, что люди что-то плохое исправляют на хорошее, гармоничное, грамотное? Всё так, да не совсем: дело в том, что после этих исправлений неграмотность создателей просто бросается в глаза. Получается большая неловкость.

Тайную полицию по борьбе за чистоту русского языка придумали и создали студенты филологического факультета МГУ, чьё терпение истощилось. В самом деле: доколе можно созерцать на каждом шагу образцы вопиющей неграмотности и молчать? Небрежное обращение с русским языком очень травмирует людей, которые работают с ним и привыкли относиться к языку как к великой ценности. Видимо, филологи достигли точки кипения, которое можно сформулировать известной фразой "не могу молчать".

Этой последней каплей стала надпись в святом для любого русского человека месте - на Поклонной горе в Москве. Надпись на одном из памятников выбита с ошибкой: "Пропавшим безвести солдатам" - именно так, слитно. Не знаю, что чувствуют мастера, делавшие памятник, но смотреть на эту надпись стыдно.

Студенты-филологи в силу юношеского максимализма и желания немедленно преобразовать мир сначала подумали было, что ошибку можно исправить собственными силами: например, отлить новые буквы и как-то прикрепить их к памятнику. Но потом одумались и сообразили, что их стипендий не хватит на бронзовые буквы - даже с нужным пробелом. Хотели было поправить надпись краской, но и от этой идеи отказались: нехорошо малевать на памятнике, если даже малюешь грамотно. И студенты решили действовать по-другому.

Они организовали сообщество по борьбе с массовой безграмотностью. Работа начиналась постепенно и не носила вначале организованного характера: просто видишь ошибку - исправляй. То есть воплощают старый девиз "слово и дело" в буквальном смысле: за словом (неграмотным) следует конкретное дело по его исправлению.

- Ошибки в городской среде встречаются постоянно, - говорит одна из активисток движения Ирина Медведева. - Возможно, это происходит не потому, что люди стали более невежественны, а оттого, что количество средств коммуникации очень увеличилось, и к ним получили доступ все, включая совершенно безграмотных людей. Но ведь и они тоже "хочут свою учёность показать" и считают, что знают родной язык не хуже других. А наш родной язык довольно сложный, его нелегко изучить в совершенстве. Однако те, кто работает с языком, именно так и обязаны его знать по долгу службы. И если ты делаешь, скажем, вывеску на свой магазин, - спроси у грамотных людей, слитно пишется это слово или раздельно, нужна здесь запятая или нет, если сам толком не выучил свой язык в школе. Создаёшь рекламный баннер - позвони умному приятелю, узнай, как пишется нужная тебе фраза. Всегда лучше посоветоваться со специалистами. Можно было бы, конечно, создать в каждом городе особый орган, который отслеживал бы все ошибки, но зачем? Во-первых, у нас и так слишком много всяких "органов", а во-вторых, опыт показывает, что члены многих органов часто бывают некомпетентны именно в тех вопросах, которые курируют. Да и во многих других тоже... А кроме того, разве мало на свете редакторов и корректоров, знающих русский язык гораздо лучше среднестатистического гражданина? Разве их не хватает? Правда, в последнее время и они работают всё хуже… Или мне так кажется?

Может, и кажется: сотрудники тайной орфографической полиции - люди строгие особенно к тем, кто небрежно относится к русскому языку. Но всё же они правы: если не обращать внимания ни на ошибки, ни на остальные "ляпы" в нашей жизни, то они будут не просто продолжаться, а нарастать, как снежный ком.

Впрочем, на всякое действие обычно находится противодействие: орфографическая полиция уже появилась во Владимире, Пензе и некоторых других российских городах. Во Владимире, кстати, ребята обнаружили чудовищную ошибку на указателе храма Святого Георгия Победоносца: слово "великомученик" там написано с двумя "н". Они обратились к городским властям и в Фонд святого Георгия. Откликнулись и из фонда, и из администрации города, пообещав не только заменить надпись, но и проверить городские указатели на предмет наличия ошибок.

Кстати, история с рекламой сайта "Наш город", на ошибки в которой обратили внимание орфополицейские, закончилась вполне благополучно: ошибку начали исправлять. Ребята увидели надпись: "Не исправен лифт?" (в данном случае слово пишется слитно). И ниже: "при поддержке правительства Москвы". Студенты сочли, что правительство Москвы не должно поддерживать ошибки, и написали официальную бумагу в это самое правительство, где предложили ошибку исправить. И им ответили, что работа по исправлению и замене баннеров уже ведётся.

Вообще люди не любят, когда им указывают на их ошибки. Тайная орфографическая полиция занимается делом нужным, но полным неожиданностей, и, может быть, совершенно правильно, что ребята не открывают свои имена, явки и пароли: неизвестно ещё, на кого нарвёшься и чем всё это закончится.

Кто-то может сказать: "Больно умные…"

Да, умные и грамотные. А чего, собственно, в этом плохого?

 

Работа над ошибками

– Мы создаем всероссийскую волонтерскую организацию, исправляющую ошибки, - говорит один из представителей штаба орфографической полиции. - В первую очередь нас интересуют ошибки в публичных текстах: на вывесках, плакатах, мемориальных досках и памятниках. Они повсюду.

Почему их много? Знаете, как в известном анекдоте: "Есть люди, которые следят за тем, чтобы дети не учились. Им даже платят за это деньги. Они называются учителями". С текстами так же: ведь есть люди, которые получают деньги за реставрацию обелиска в Александровском саду! Почему они вырезают в камне слово "память" с твёрдым знаком на конце? А потому, что никому не важно, есть там ошибка или нет. Потому, что ни один корректор даже не видел этот текст. Потому, что слово "профессия" - пустой звук, потому что "я-то знаю, как надо!". А в результате - десятки ошибок на памятниках, мемориальных досках, в рекламе, на телевидении. Вся страна в ошибках!

Мы выявили два типа ошибок. Первый тип - ошибки, которые можно исправить на месте (объявления, плакаты, небольшие вывески), второй тип - ошибки, для исправления которых требуется дальнейшая работа (мемориальные доски и памятники).

Нам присылают ошибки из разных городов России. Например, в Санкт-Петербурге на памятнике "Военным медикам, павшим в войнах" пропущена запятая. В Москве мы нашли уже четыре памятника с ошибками. Такие ошибки трудно исправлять, но это тем более необходимо делать.

Много ошибок и в школьных учебниках. Мы пока не знаем, что с этим делать. Наверное, будем составлять списки ошибок и отправлять в министерство образования и в издательства.

Мы уверены, что исправлять ошибки необходимо. Нам нужны самые разные люди, поэтому мы приглашаем каждого включиться в нашу работу.

 

Что делать?

Нужно исправить ошибку, если это возможно (для этого в кармане нужно всегда иметь чёрный или красный маркер). Если ошибка не поддаётся коррекции (находится слишком высоко, или выбита в граните, или находится под охраной, или является труднодоступной и к тому же дорогостоящей рекламой, порча которой вполне может квалифицироваться как административная ответственность), просто сфотографируйте её и выложите в социальную сеть, чтобы единомышленники полюбовались на эту красоту.

Не забывайте указывать точный почтовый адрес местоположения ошибки.

Иногда можно наклеить на ошибку стикер с надписью: "Тайная орфографическая полиция", которые должны быть в распоряжении всякого орфографического полицейского (узнать о приобретении таковых можно у единомышленников в социальных сетях).

Для исправления ошибки можно обратиться в органы государственной власти, к хозяевам предприятия или здания - есть надежда, что ошибка будет исправлена. Уж очень стыдно, когда твою неграмотность замечают посторонние и ставят это тебе на вид.

Для организации орфографической полиции в своём городе опять же обращайтесь к единомышленникам, которые уже имеют некоторый опыт работы.

Елена Воронова